18:44 

Книгочтение 2016 #2

Wall-de-Mar
Я несу бред аккуратно, чтобы не расплескать
1-19

Август:
20. Тур Хейердал "Экспедиция «Кон-Тики»"
Книга-описание о том, как Хейердал с командой пересек Тихий океан на плоту из бревен. Он стартовал из Перу и, преодолев фантастические 8 тыщ километров, жестко причалил к рифам где-то в Полинезии. Что мне понравилось, так это то, почему Тур проделал этот путь. Не удальства ради, не "потому что могу" (как та женщина, которая переплыла Мексиканский залив, истратив на попытки большую часть жизни, она крута, но я не могу ее понять, потому что ЗАЧЕМ). В общем, дело было в том, что он считал, что предки полинезийцев прибыли из Южной Америки. На что большая часть научного сообщества говорило, что это полный бред — ибо у жителей ЮА были только плоты, а на плотах нереально переплыть Тихий океан.
Слово было сказано, и Хейердал решил сделать это, чтобы показать, что это реально. С командой они построили точную копию инкского плота, постарались не брать с собой ничего из современного мира, что могло бы им помочь, кроме радио — чтобы на всякий случай передавать свои координаты. То есть цель была вполне конкретная и во имя науки.
И... у них получилось. Они пережили штормы и штили, плот все перенес, как и люди. Причем из повествования сложилось впечатление, что они перенесли их достаточно легко. Океан сам кормил их — рыбы было дохренища. Что касается воды, то и с ней проблем не было — хватило как запасов, так и накоплений от дождей. Еще можно пить сок, выходящий из сырой рыбы, хоть это и противно. А еще... можно пить морскую воду. Не прям как пресную хлебать, конечно, а так чутка. Меня с детства мучал вопрос, какого хрена люди в море умирают от жажды, вокруг же дохера воды. Ну соленая, и чо? Потом я откуда-то узнал, что в морской воде столько солей, что для ее вывода из организма нужно больше воды, чем ты потребляешь. То есть морская вода только усугубляет обезвоживание. И поэтому в голове как-то сложился образ, что морскую воду пить нельзя. Но, как выяснилось теперь — можно. Без пресной воды не жить, конечно, но если иногда переходить на морскую, то получится не хило сэкономить. Почки спасибо не скажут, но если это вопрос жизни и смерти, то некоторое время на морской воде можно держаться (вроде был мужик, который доказал, что на морской воде реально прожить около недели). Дело в том, что с солью в организме в условиях ограниченного рациона тоже все плохо. У экипажа плота был момент, когда они хлебали воду (пресную) литрами, но не могли утолить жажду. А все потому, что их организм нуждался не в воде, а в солях, просто этот сигнал у него никак не отличается от жажды (вот ведь бага).
В общем, морское путешествие, реальная история, инки, маори... мне эти темы нравятся, проснулось даже что-то ностальгическое — из стародавних времен, когда я еще читал Казанцева. Плюсом половину книги я прочитал уже в путешествии, что тоже наложило отпечаток — читать о приключениях и странствиях, будучи самому в дороге, такскыть, очень прикольно.
Впрочем, гладко было не все. Хейердал перегибает палку, причем даже так, что впадает в антинаучность. В чем суть. Дело в том, что по его задумке на плотах в Полинезию попали не индейцы, а их "белые предки", которые также являются и предками маори. Откуда взяться белым людям в Южной, мать ее, Америке и что за голубая мечта арийца вообще? Мол де белые люди положили начало индейским и полинезийским народам. Ага-ага.
Самое забавное, что я уже встречал такое — как раз у Казанцева. Там у него "белые люди" посетили индейцев с Марса. Казанцев тоже, видимо, основывался на тех же данных, что и Хейердал. Еще я где-то читал, что белыми людьми индейцы называли викингов, которые еще до Колумба плавали до берегов Америки. Я вот как бы и не спорю, плавали, наверное, но не до инкской же аж империи-то, епт! Короче, прикол с белыми юдьми в ЮА ходил в середине двадцатого века по умам и, видимо, сильно их будоражил. Сейчас об этом читать как-то странно.

Сентябрь:
21. Алекс Гарленд "Пляж"
Еще одна стори про путешественника, которую я частично прочитал в отпуске. На этот раз выдуманная. "Пляж" частенько называют антиутопией, хотя я бы не сказал, что это прям антиутопия, несмотря на то, что книга и похожа многими моментами на "Повелителя мух".
Суть: путешественник в тайском говноотеле вдруг знакомится со странным соседом по номеру. Сосед явно не в адеквате и постоянно бурчит про какой-то пляж. Наутро выяснятся, что сосед самовыпилился из жизни, оставив после себя карту, где остров с этим самым пляжем отмечен крестиком.
Со временем герой находит сообщников, и они этот пляж находят, что было делом нелегким: во-первых, пляж находился в охраняемом островном заповеднике Таиланда, во-вторых, к острову с этим пляжем никто никогда не плавает. Но они ожидаемо преодолевают все трудности и таки попадают куда надо.
Главная мотивация героя — это тот факт, что все уже исхожено и не осталось мест, которые не были бы изгажены туристами. Поэтому райское место, где обитает коммуна путешественников очень его привлекла. Да, в знаменитом споре, кто есть турист, а кто путешественник, Гарленд придерживается мысли, что путешественник — это человек идейный, путешествующий самостоятельно и ради путешествий. Турист же — просто чувак купивший путевку, чтобы отдохнуть и расслабиться.
Собственно, пляж и оказался чем-то вроде коммуны — там живет несколько человек, живет уже давно, совершенно отдельно от цивилизации и им хорошо. Помимо этого на острове есть плантация конопли каких-то наркоторговцев, что островитян не смущает и, под страхом смерти, траву они подворовывают и почти все всегда под кайфом. И это типа круто.
Сюжет я раскрывать не буду, но он весьма интересен. Книга очень хороша, очень хорошо "визуализирована", что не убил даже перевод. Дело в том, что автор — художнимк, комиксист. Одно время он подрабатывал рисовальщиком комиксов, пока не разочаровался в этом деле и не решил, что книги круче. Поэтому с описанием образов у него все просто отлично, все очень сочно и красочно. Даже сюжет по композиции напоминает, что-то визуальное, очень четкое.
А еще в книгу проскочили два пунктика автора: путешествия и Юго-восточная Азия.
Мысли автора про путешествия совпали в унисон с моими мыслями и это мне очень понравилось. А еще благодаря этому появился ряд цитат из этой книги, которые все форсят:
Единственный способ сделать дело — взяться и сделать его. Не нужно разглагольствовать о поездке на Борнео. Купите билет, получите визу, соберите рюкзак — и это произойдет
Или:
Разбитые подлокотники берут верх над разбитыми сердцами
Что, собственно, не совсем правильно, так как искажает смысл книги для будущих читателей. Да, автор там всячески пропагандирует путешествия, но книга все же совсем не об этом. Мне куда больше понравилась другая фраза:
Опаснее мужчины с ружьем может быть только нервничающий мужчина с ружьем
Что уже гораздо ближе к теме книги, к тому, как нормальные люди могут в одночасье стать хуже любого маньяка — нужна только подходящая обстановка. Забавно, что эта мысль с одной стороны противоположна, а с другой стороны совпадает с мыслью "Убийственной шутки" Алана Мура, творчество которого Гарленд не мог не читать.
Что касается пунктика про Юго-восточную Азию, так это то, что говоря про "места не хоженые" автор говорит так, будто кроме ЮВА мест больше не существует. Устами героев можно не раз услышать, как круто на Филиппинах, во Вьетнаме, в Индонезии, в Индии... и ни одного слова про Европу, Южную или Северную Америку, Австралию, Африку или о куче других мест. Даже если для него, как для англичанина, Европа кажется чем-то совершенно неинтересным, то уж Южная Америка и Африка куда большая экзотика, чем этот ваш Таиланд. Видимо, Гарленд опирался исключительно на собственный опыт и говорил лишь о тех странах, где сам побывал.
К слову, это не помешало ему заразить меня желанием посетить Самуи или Пханган и хоть одним глазком увидеть острова, на одном из которых разворачивалось действо книги.

П. С. К слову, "Пляж" — дебютная книга автора, и она сразу же стала бестселлером. Сам Гарленд очень долго стеснялся внезапно нахлынувшей славы и признает, что популярность его книги — больше удача, чем его заслуга. Но все же я не могу очередной раз не подивиться: как, твою ж мать, это им удается? Первая книга и сразу — бдыщ! Слава, почет, признание! С другой стороны, в этом есть и доля иронии, так как два более поздних романа Гарленда особо не зашли и в некотором смысле были разгромлены критиками. В какой-то момент, Гарленд, видимо, понял, что выше себя уже не прыгнет, так как с 2004 больше ничего не выпустил. Зато стал хорошим сценаристом, в том числе экранизации собственного романа с ДиКаприо в главной роли. Помимо этого его руке принадлежит сценарии "Пекла", экранизации "Не отпуская меня" и вызвавший кучу хайпа в прошлом году "Из машины"

22. Том Стоппард "Розенкранц и Гильденстерн мертвы"
Гамлет в постмодернистской обработке. Суть та же история, но рассказанная с точки зрения Розенкранца и Гильденстерна. Это трагикомедия, но написанная в отличие от Гамлета в чистой прозе, без размера. В ней много юмора — довольно забавного, к слову, как и всяких постмодернистических и модернистических штучек, как, например, рассуждений о смерти. Самый, наверное, сок в том, что читатель заранее знает, чем все закончится, о чем говорит как сюжет Гамлета, так и само название книги.
Было пропесочено множество фактов. Например, что Гамлет постоянно толкает монологи. "Он опять разговаривает сам с собой. Точно свихнулся" — постоянно твердят герои. Еще один факт, что Розенкранц и Гильденстерн вообще никак не разделимы в трагедии Гамлета. Кто из них кто — по сути неважно. Здесь же даже они сами иногда путаются кто из них кто. Помимо этого герои страдают чем-то вроде склероза — уже через несколько минут они забывают, что происходило и где они вообще находятся, что только усугубляет их мучения. Еще одна их проблема — полный топографический критинизм, они постоянно не могут понять откуда пришли и в какую сторону двигаться. Даже оставаясь в помещениях. Поэтому они обычно просто стоят на месте, пока кто-нибудь из более важных героев трагедии Шекспира к ним сам не подойдет — в чем тоже кроется тонкая ирония.
В общем, это было довольно забавно. Перевод так вообще просто отличный — спасибо Бродскому. Теперь нужно срочно глянуть экранизацию с Тимом Ротом и Гари Олдманом в главных ролях и автором в кресле режиссера.

Октябрь:
23. Джозеф Кэмпбелл "Тысячеликий герой"
Что я ждал: настольную книгу для писателя, где внятно и доходчиво рассказывается о многообразии персонажей в искусстве.
Что я получил: вдумчивое повествования о том, что происходит с героем в типичных мифах и легендах. И о том, что все эти герои, независимо от того буддистская ли это притча или сказание индейцев Северной Америки или очередная библия, суть одно.
Проблема была в том, что меня ввели в заблуждение отзывы. Впервые об этой книге я узнал из одного канала на телеграме, где автор канала восхваливал книгу "Путешествие писателя", но предупреждал, что прежде чем читать ее, нужно обязательно ознакомиться с "Тысячеликим героем", ибо именно "ТГ" — библия для писателя, а все остальные книжки, даже самые хорошие, лишь приложения. Потом я еще не раз читал что-то подобное. Наверное, мне стоило обратить внимание, что это говорят люди с НЕ гумантирным образованием для таких же негуманитариев.
Дело в том, что "Тысячеликий герой" — это краткое изложение того, что студент 1 курса любого гуманитарного факультета и так узнает на курсах античной литературы. То есть как бы если хотите узнать сюжеты всех мифов, легенд и религизиозных преданий, что есть на Земле, но читать их лень, то пожалуйста — "ТГ" отлично решает эту проблему. Короче, ничего нового я, к сожалению, не узнал. Но возможно для тех, кто хочет писать и у кого не было в свое время античной литературы, книга реально будет полезна.
Помимо этого у автора явный пунктик на Фрейде, Юнге и компании. Оно и логично, в те годы психоанализ как раз развивался, и Кэмпбелл не мог не попасть под это влияние. Разные сюжеты мифов он то и дело сравнивает с описаниями снов пациентов из реальных врачебных отчетов. Тут он тоже не говорит ничего нового — все, по заветам Фрейда, сводится к бессознательному, желанию трахнуть мать и фаллосу отца. В большинстве случаев это реально имеет место — царь Эдип, любовь богов к инцесту, отцеубийству и оскоплению друг друга, веселые поиски отца, бог, как отец... В общем да, в мифах действительно отражается то, что Фрейд называет нашим бессознательным. А мужики-то не знали.
Но автор в некоторых местах перегибает. Например, он описывает сон девушки, которая потеряла девственность. Во сне она попадает в автокатастрофу. Что это? Переживания по поводу потерянной девственности, конечно! Разбитое лобовое стекло символизирует девственную плеву! О, сирисли?
При этом нельзя сказать, что я прочитал эту книгу совершенно зря. Да, по большей части было откровенно скучно, местами занудно, но были и интересные примеры (в сказаниях некоторых народов сюрреализма будет поболее, чем у основателей этого направления), и весьма полезные мысли. Ну и, конечно, круто видеть, что все догматы христианства, которые нам почему-то до сих пор пытаются впарить в качестве какой-то там единой истины, ничем по своей сути не отличаются от сказаний бурятских шаманов или легенд майя. Все основные темы Нового завета — непорочное зачатие, распятие и воскрешение, — ВЕЗДЕ культивировались как до, так и после возникновения христианства.
В конце автор говорит, что сейчас, конечно, все эти сюжеты давно неактуальны, мифы утратили свое сакральное значение, религия превратились фиг знает во что, а человеческие нормы теперь определяются совершенно другими вещами. Поэтому, понимаете ли, ЧЕЛОВЕК есть главный предмет нынешнего искусства. Гм, по-моему, даже для своего 1949 года автор бесконечно опоздал. Антропоцентризм был актуален до появления модернизма, причем который в 49 году уже зашел в тупик и дал дорогу постмодерну.
Хотя для нашего века, когда и постмодернизм уже давно расшибает лоб о свой собственный тупик, я думаю, эта мысль не так уж и банальна. В том плане, что когда конвульсии постмодернизма в виде Пелевинов и ему подобных прекратятся, мы внезапно поймем, что нужно искать новую опору. И я не вижу ничего плохого в том, чтобы обернуться на прошлое и извлечь из него что-то важное для нас. В конце концов, несмотря на то, что все эти древние сказания и предания построены на культе насилия, расизма и ненависти к чужеродному (по понятным причинам), там можно найти и крупицы того, что поможет сейчас. Например, Кэмпбелл пишет: "Различия пола, возраста или призвания отнюдь не сущностные характеристики человека; это всего лишь маски, которые мы временно носим на сцене мира. Образ человека, сокрытый в нем, не следует путать с его одеждами. Мы считаем себя американцами, гражданами XX века, жителями Запада, цивилизованными христианами... Однако подобные определения не говорят нам, что значит быть человеком, они отмечают лишь случайные обстоятельства времени и места рождения или статьи дохода". Такие вот мысли, вынесенные из житий средневековых святых, индийских йогов и прочих легенд, по-моему, как никогда актуальны сейчас, когда опасные консервативные взгляды, к сожалению, побеждают. Ведь пол, место рождения, ориентация, цвет кожи и прочее — это реально лотерея, разыгранная двумя клетками, которые стали тобой, но в тот момент тобой не были, а значит не это определяет тебя как личность.

24. Дэн Абнетт "Ордо Ксенос"
Блин. Короче, я хотел начать читать не эту книгу, а совсем другую. Но перепутал. Как? Да легко! В этой куче литературы по Вархаммеру заблудиться как нефиг делать. Короче, прочитав люто пафосное "Возвышение Хоруса", я понял, что серия Ереси не для меня. По той простой причине, что это не тот Вархаммер 40k, который я ждал. Это, скажем так, предыстория. Она была не только надута пустым пафосом, но и до приторной оскомины "чистенькой".
Вообще, я хотел взяться за творчество Сэнди Митчелла — его серию про комиссара Каина. Там мне обещали и юмор, и орков, которые во вселенной Вархаммера бесконечно прекрасны (не в буквальном, конечно, смысле), и отсутствие вот этой вот тупой золочености, как у Абнетта. Но черт меня дернул не посмотреть, что я скачиваю... подумаешь — комиссар Каин, инквизитор Эйзенхорн, какая в сущности разница? Меня даже автор не смутил! Хотя предупреждали же, что все авторы в вахе пишут в своей манере и раз одна книга такая, то и все остальные будут неотличимыми.
В итоге я получил таки свой Вархаммер 40k, но к сожалению в исполнении все того же чертового Абнетта, у которого, кажется, какие-то комплексы относительно размеров. У него все огромное и грандиозное. Что ни возьми. Не, вселенная, конечно, обязывает. Но у него с этим совсем плохо. Лазерные лучи настолько мощные, что отсекают конечности (блин, это даже с логикой канона спорит, ибо зачем тогда болтеры, если лазганы такие мощные?). Если отрезать голову хаоситу, то она загорится и ВЗОРВЕТСЯ, не успев даже упасть на землю (чтоблять?!). В мире происходит сражение. Окей. НО ПОЧЕМУ ВДРУГ МИР, СУКА, НАЧАЛ РАЗРУШАТЬСЯ? Потому что вы в нем постреляли друг в друга? Почему тогда вселенная не схлопнулась во время Второй мировой-то? Там ого-го как стреляли! Видимо, сила пафоса была настолько сильна, что мир не выдержал и, сука, лопнул.
Но хуже всего был язык. Не знаю, кто здесь виноват, автор или переводчик, но в этом мире, кажется, все было, сука, в стразах. Инкрустированный. Инкрустированный! ИНКРУСТИРОВАННЫЙ! МАЛО ИНКРУСТИРОВАННЫХ ВЕЩЕЙ! Инкрустируем ларцы, корабли, пальцы и глаза! Как будто в этом мире где-то есть фабрика сваровски размером с, блять, галактику и туда насильно свозятся все предметы и живые существа на принудительную инкрустацию. Эту книгу можно взять на корпоратив и играть в игру "пьем каждый раз, как встречается слово инкрустированный" — никто бы не выжил. Какая разница — жемчужины это, протезы, звезды на небосводе или аугментика в теле человека — это все инкрустировали. Слов других что ли не знаете, автор/переводчик? Встроенный, покрытый, с напылением из, с вкраплениями, нанизанный, пятнистый... да миллион разных слов. Но нет. Инкрустированный. Ненавижу теперь это слово.
В общем, если напрямую, то текст откровенно плохой. Обидно, что по такой шикарной вселенной пишут такие слабые книги. Надеюсь, комиссар Каин не подведет, я не верю, что все книги по вахе такие же.

25. Джоан Роулинг "Фантастические звери и места их обитания"
Внезапно, учебник. Представляет собой реально учебник, причем бывший в употреблении — как будто читатель реально взял его в школьной библиотеке. Дело в том, что он исписан заметками ученика — в данном случае, Рона Уизли. Это было довольно забавно, хоть и в электронном варианте передавалось по-тупому капсом.
Перевод был местами странен. Начнем с того, что название перевели как "Волшебные твари и где их искать". А упоминаемая в книге Батильда Бэгшот была обозвана не иначе как Батильда Захлоп. Слава Мерлину, хоть не Жукпук, как у некоторых. И Уизли был не Уизли, а Висли.
Хорошо, что для каждой твари (там был большой список с подробным описанием) в скобках указывалось оригинальное название. Ибо представьте мое удивление, когда я увидел заявление, что "эльфы не умеют говорить по-человечески, зато умеют летать". Как оказалось в конце, эльфами переводчик обозвал пикси (те синие летающие сволочи из второй части). А то я уже думал, что я читаю о каком-то другом мире, так как у Добби способностей к полету и проблем с речью вроде не наблюдалось.
И вот еще. Возможно, в этом тоже виноват переводчик, нужно смотреть оригинал. Но как-то не верится, что Роулинг сама накосячила. В общем, заметки Рона были выполнены в таком стиле, будто он сделал это на первом, ну, может, на втором максимум, курсе. Что-то в стиле "Тролли... АХАХА, Я ГРЕГОРИ ГОЙЛ И ОТ МЕНЯ ВОНЯЕТ". Но при этом судя по информации в этих заметках и по тому, где они сделаны, а где нет — это было минимум в середине или конце четвертого курса. В четырнадцать подростки так не пишут.
Вообще я прочитал это чисто для подготовки к фильму про Скамандера (переведен, как Обмандер :facepalm: ), но на самом деле этот учебник вряд ли поможет понять какие-то тонкие моменты фильма. Хотя будет забавно, если у него в чемодане ровно те существа, что занесены в учебник.

П. С. Посмотрел. судя по тому, что это не Спивак и не официальный перевод Росмэна, то подозреваю, что это тот самый "народный" перевод.

Ноябрь:
26. Сэнди Митчелл "Сражайся или смывайся"
Ну вот же! Вот! Так как серия про комиссара Каина начинается с небольшого рассказа, я подумал, что это отличный способ протестить цикл. Что ж, это обычно, это массоволитературно и довольно посредственно. Да. Но по сравнению с творениями Абнетта — очень и очень достойно и хорошо. Сейчас у меня есть ощущение, что я прочитал нормальное произведение. Не великое, не многозначное, не культовое, но — нормальное. При прочтении Абнетта же было ощущение, что меня кормят низкосортным дерьмом. Инкрустированным.
Во-первых, Митчелл не стал все гипертрофировать пуще нужного. Вселенная сама задает тон — и дополнительное увеличение эпика сделает только хуже. Он не стал каждое действие героя превращает в героическое превозмогание и за это отдельное спасибо. Условно, стиль авторов можно сравнить... Ну, например так. Представим, что герой просто приземлился на планету и его там встретил ленивый изнывающий от жары солдат, который говорит что-то вроде "ща провожу к начальству". Вот это Митчелл. А вот Абнетт: Герой, героически (именно так) превозмогая боль в сломанном позвоночнике совершил аварийную посадку, снося города и отстреливаясь попутно от орд хаоситов, потому что пилот — друг его детства и брат по оружию вот уже стопицот лет — трагически погиб. И встречают его фанфарами и ковровой дорожкой. А потом планета взрывается. Просто потому что на нее упал космокорабль, да.
Во-вторых, у Митчелла явно все в порядке с языком (как, видимо, и у переводчика). Несмотря на простецкость истории и очевидную поверхностность произведения, оно не кажется бездарным, потому что написано нормальным языком адекватного человека.
В-третьих, Митчелл удачно пошел по пути сатиры и юмора, а не серьезности и пафоса. Дело в том, что к вахе сложно относится серьезно — и вселенная этого не требует (одна история орков чего стоит). Так почему бы не написать сатиру на жизнь среднестатистического вояки, пусть и в оплетке некоего фантастического мира? Персонаж типа комиссара Каина хорошо бы смотрелся и на фронте Первой/Второй мировой и в Ираке и даже в битве при Ватерлоо, если постараться. То есть это именно военный аллегорический персонаж, а не исчадие своего мира, совершенное лишенное какой-либо возможности понравится читателю — просто в силу отсутствия каких-либо запоминающихся черт характера, в которые хотелось бы поверить.
В-четвертых, название Fight or Flight вполне адекватно воспринимается и ложится на содержание сюжета. В отличие от "Ордо ксенос", которое, мало того, что будет непонятно для нефанатов, так еще и к содержанию книги имеет весьма косвенное значение.
Так что — ура Сэнди Митчеллу. Надеюсь, роман будет, как минимум, не хуже рассказа.

27. Жан-Поль Сартр "Комната"
Слушал за ежевечерним мытьем посуды. Как оказалось, небольшие произведения очень хорошо слушаются. Вот большие я боюсь слушать — потому что люблю останавливаться, возвращаться назад, гуглить что-то в процессе чтения... С аудиокнигой это будет несколько затруднительно. Да и просто держать в голове, именно в звуковой памяти, объем книги на протяжении многих дней... не знаю. Поглощенный глазами текст, на мой взгляд, попадает глубже и врезается в память острее. От звука легко отвлечься на что-то внешнее, от визуальной информации — лишь на собственные мысли.
Что касается комнаты, то это новелла с довольно удушливой и болезненной атмосферой. Всего в произведении три лирических героя. И начинается все с женщины, у которой есть какой-то неназванный недуг, не позволяющий ей выйти из комнаты. Описание этого заточения, точнее отношения женщины к пришедшему извне в ее тюрьму, порождает сочные осязаемые образы, которые довольно сильно давят на психику (чувствительный я, однако, стал). Затем повествование идет от лица ее мужа, который как бы переносит читателя из этой комнаты заточения в другую, куда более мрачную. Там тоже есть больной — сумасшедший, к которому периодически приходят летающие статуи, которые до одури пугают его своим звуком полета и пустыми глазами (реально жутко).
И наконец третий повествователь — дочь предыдущих героев, которая живет с сумасшедшим.
Очень круто показаны три взгляда на одну и ту же ситуацию. Причем, с новым взглядом, открывается не только новая сторона конфликта (который заключается в том, что каждый имеет свое отношение к душевнобольному), но и сами герои. Сначала мы видим, как жена бесится от присутствия собственного мужа. И реально кажется, что он какой-то грубый и нетерпимый и прям проникаешься к нему неприязнью. Но когда начинается повествование от его лица, вдруг понимаешь, что взгляд его жена ненавидела мужа только потому, что он полон жизни, в отличие от нее. И начинаешь проникаться и этим персонажем, хотя он и остается неприятным. Хотя бы по той простой причине, что он единственный из компашки, который кажется живым, а не мертвецом запертым в склепе. Из всех персонажей он единственный кто перемещается по этому миру меж двух комнат.
Мотивации третьего персонажа я не понял. Точнее, наверное, понял, но не принял. Если говорить сюжетными архетипами (Воглер в моей голове теперь навсегда, ааа!), то первый персонаж — заточенный в темнице, второй — Вестник, третий — Страж. Сам Пьер, душевнобольной, является не столько персонажем, сколько макгаффином, вокруг которого крутится конфликт.
Мне понравилась ведущаяся автором экзистенциальная игра с персонажами, но тут нет той глубины, что в "Стене". Либо я ее не разглядел (что вероятнее). В любом случае, странное удовольствие, получаемое от прочтения, ну ок, в данном случае прослушивании, Сартра я получил. Наверное, за исключением "Слов" у меня еще не было моментов, когда Сартр не пришелся бы мне по душе.

28. Кристофер Воглер "Путешествие писателя. Мифологические структуры в литературе и кино"
По этой книге я хочу сделать отдельный большой пост с чем-то вроде конспекта. Поэтому сейчас коротко.
Если "Тысячеликий герой" — научная работа, то "Путешествие писателя" — учебник на ее основе. И учебник очень и очень хороший.
Я бы рекомендовал всегда держать эту книгу под рукой, но в первую очередь — прочитать оба произведения, сначала "Тысячеликого героя" (он труден для прочтения, но стоит того), а потому уже данный вариант, уже более разжеванный и поданный в виде "бери и пользуйся".
Почему эта книга крута?
1. Потому что она не рассказывает, как писать крутые книги или сценарии, как придумывать сюжеты и т. д. Нет, она описывает СТРУКТУРУ СЮЖЕТА, которая позволяет создать на ее основе фактически любую историю. Важно то, что эта структура поддается какой угодно трансформации, что превращает ее не в клише, а в реальный инструмент, которым грех не воспользоваться. При этом никто не мешает ее не использовать. Но тут такая штука, что именно для того, чтобы пойти вопреки данной структуре — ее нужно знать. Потому что на самом деле, она уже заложена в нашем подсознании и проявляется во всех наших сторях.
2. Потому что она действительно построена как учебник. В каждой главе есть "Вопросы и задания" — очень крутая штука, которую можно применить к собственному произведению и многое понять. Еще там есть множество примеров из литературы и кино (особенно кино, так как автор из индустрии), и это очень помогает усвоению того неудобоваримого материала, что сокрыт в "Тысячеликом герое". В качестве примеров он использовал, в том числе, весьма известные картины. В частности, "Звездные войны", "Титаник", "Безумный макс" (оригинальный), "Криминальное чтиво" и еще множество других.
3. Автор не хрен с горы. Это, пожалуй, самое важное, потому что все эти книги "как написать бестселлер" чаще всего написаны какими-то непонятными личностями, которое хрен пойми какое отношение имеют к литературе. Например, без Воглера мультфильм "Король лев" был бы совсем другим. Он участвовал в создании сюжета, то есть мы должны быть благодарны в том числе и ему, за то, что у нас есть такой мультфильм в памяти. Кроме того, его основная профессия — сценарный аналитик. То есть этот чувак действительно прошерстил тысячи сценариев и своими глазами видел, какие сценарии умирали не дойдя до экрана, либо проваливались, а какие — имели успех и получали звание культовых.
4. Книга поможет не только в написании собственных произведений, но и в восприятии других. Это значит, что книги, фильмы, игры и сериалы откроются новыми сторонами, можно будет разглядеть глубину, ранее невидимую. Например, взять тот же "Безумный Макс". Почему герой — такой? Воглер подробно описывает австралийский менталитет, описывая отличия кинематографа разных культур, и все внезапно становится на свои места. Так как я люблю обнаруживать новое в уже виденном — для меня было чистое удовольствие читать это. А как мне раскрылся фильм "Начало" во время прочтения этой книги! (потому что именно на нем я решил проверить структуру).

В общем, я очень рекомендую и постараюсь запилить пост или даже серию постов с чем-то вроде конспектов. И с разбором некоторых сюжетов, чтобы показать подход на практике.

29. Сэнди Митчелл "За Императора!"
У Митчелла действительно получилось гораздо-гораздо лучше, чем у Абнетта. Это да. Но все равно как-то... Просто мне кажется из вселенной Вахи можно выжать что-то очень и очень охрененное, но эти ребята, кажется, и не пытаются.
Я опасался, что Митчелл ударится в сплошную сатиру, как об этом предупреждал Лурк. И да, он был близок к этому, но все же перебора не было и это хорошо.
Что мне понравилось:
1. Гораздо меньше тупого пафоса и гораздо больше куда более мотивированных и оправданных поступков персонажей.
2. Показано, что Империум не является тупым нацистским государством со 100% расовой нетерпимостью на законодательном уровне. Конечно, в Империуме много всего нехорошего, в том числе пропагандистская ненависть к ксеносам. Но на деле Империум сосуществует с другими расами и государствами галактики и ведет с ними экономические и дипломатические дела. Например, сюжет данной книги крутится, в том числе, вокруг того, что герои изо всех сил стараются преодолеть дипломатический кризис и не допустить войны между тау и людьми.
3. В книге угадываются явные параллели с Абнеттовским творчеством. И Митчелл не стесняется иронизировать над стилем коллеги. Так, например, помимо основной канвы, в романе встречаются вставки из разных документов и отчетов. Один из них называется "Как Феникс из пепла!" (уже чувствуется пафос, от которого аж все чешется), и там события описываются типично Абнеттовским языком и во главу угла ставится ПРЕВОЗМОГАНИЕ персонажей в кадре. При этом комментатор (мы видим события глазами инквизитора, изучающего записи Каина) не стесняясь называет стиль письма этих отчетов невыносимым.
Что не понравилось:
1. Сплошные рояли и деус ексы в сюжете. Героев зачастую спасает внезапная случайность или неожиданная для читателя способность того или иного персонажа. Когда очередной персонаж внезапно пользуется каким-то новым девайсом, выводящим ситуацию из кризиса, так и хочется заорать: "А почему бы не применить его раньше, в тысяче других подобных случаев?! Он одноразовый? Заряжался?"
2. Обратная сторона деус эксов — внезапное попадание героев в неприятности. Вообще об этом сразу предупреждалось в описании цикла. Мол, комиссар Каин — это такой герой, который всеми силами стремится избежать проблем, но при этом постоянно оказывается в эпицентре оных. Вообще, образ героя, единственная цель которого — оставить свою шкуру в целости и сохранности, довольно интересен в данной вселенной. Начнем с того, что у него абсолютно противоположная должность, которая как раз-таки предполагает всяческие опасности и относительно недолгую жизнь, причем зачастую заканчивающуюся "случайным" френдлифайром. И вот как бы ок, прикольно. Но во многих ситуация видна была не цепочка причин, приводивших Каина в жопу, а рука автора, которая так захотела.
3. А еще в конце каждой главы Каин не преминет об этом сообщить! Таких неуклюжих клиффхэнгеров еще поискать. "Но, конечно, зная, что нас ждет, я бы никогда на это не согласился!" говорит он в конце практически каждой главы.
Так что и эта книга явно отдает посредственностью и повергает меня в некое уныние, потому что я уже не верю, что найду то, что ищу. Несмотря на удачного и неоднозначного героя и более правдоподобное описание мира, роман далек от того, о чем можно было бы сказать "круто!". Как и у Абнетта, здесь сильнее всего просел сюжет, потому что он полон стандартных и клишированных ходов, причем не самых удачных даже из них.

30. Дуглас Адамс "Автостопом по галактике"
Мне понравилось рваное повествование в романе. Все-таки в экранизации этого не чувствуется — картинки идут и идут друг за другом, и как бы что? А в тексте прекрасно ощущается вот эта беспокойная возня текста, когда автор то возвращается к сюжету, то зачитывает отрывки из путеводителя, то прерывается на какие-то флешбэки или вообще отдельные истории. И это очень круто выглядит. Я бы сказал, что именно так должна строится структура современного произведения, вместо того, чтобы идти четко по сюжету, от ситуации к ситуации. Я вообще за гиперссылки внутри текста, чтобы читатель мог путешествовать по книге как угодно и читать ее хоть поперек.
У Адамса не было такой возможности, а идти в крайность и делать как Кортасар ему, наверное, не хотелось, потому что у него все же легкое и приятное чтиво, а не зубодробительный магический реализм с кучей смысловых слоев.
Что касается самого произведения, то мне понравились отсылочки на разные физические мысленные эксперименты, только кота Шредингера для полной картины не хватало. Марвин оказался больше капризным мизантропом, чем роботом в состоянии депрессии. Депрессивный робот из экранизации мне нравится больше.
А еще не было шутки про калитку. Я удивлен, что самый смешной момент в экранизации киношники придумали сами.

Декабрь:
31. Чайна Мьевиль "Рельсы"
Забавно, что локализованное название и оригинал фонетически звучат почти идентично, но несут разный смысл. В оригинале книга называется "Railsea", что можно перевести как "Рельсоморье" (внутри книги так и переведено), но я считаю, что переводчики все сделали правильно — почему-то мне очень нравится этот фонетический ход.
Итак, как обычно у Мьевиля забористый мир и слабый сюжет.
Мир представляет собой нечто вроде рая рельсофила. Вместо океанов и морей там — рельсы. Огромное переплетение бесконечных рельс. Рельсоморье. Земля рельсоморья отличается от твердой земли "островов", на которых живут люди. Там живут всяческие твари, которые стараются тебя сожрать.
Повествование начинается на кротобое — дизельном поезде. Неприкрытая отсылка на "Моби Дика" — ГГ работает помощником медика на дизельном поезде, который охотится на гигантских кротов. И у женщины-капитана есть мечта — загарпунить, нет, не белого, но цвета слоновой кости, крота. Ну вы поняли, да. Кроты-киты. Причем Мельвиль доводит идею до абсурда и погоня за одним определенным животным, как идея-фикс, есть практически у каждого капитана охотничьего поезда в этом мире.
Еще тут есть пиратские поезда, военные, парусные, рабские рельсоходные "галеры" (рабы крутят педали или рукоятки), вместо лодок — дрезины и т. д.
А еще по этому миру разбросаны горы мусора — утиля. Как оставшегося от предыдущих эпох, так и от инопланетных гостей, так и просто от текущей жизнедеятельности. Сбором и сбытом данного мусора являются некие сальважиры. Это также неприкрытая отсылочка на сталкеров братьев Стругацких.
Там в принципе дофига отсылок. И еще больше тех, что я не разглядел. В конце Мьевиль бережно перечисляет имена писателей, у которых он "позаимствовал" идеи.
В общем, мир довольно интересен, в первую очередь, своей стопроцентной чудаковатостью — собственно, это и есть то, за что Мельвиля стоит любить, это его главная фишка.
А вот сюжет — увы. Как я уже сказал, он крутится вокруг мальчика с кротобоя, который не знает, что хочет от жизни, но при этом плотоядно смотрит на утиль, прозрачно намекая читателям на свое реальное пристрастие, которого он сам почему-то разглядеть не может. В конце концов мальчик находит цель — найти край мира.
Главная проблема сюжета в том, что он полон неправдоподобных деус экс машин и роялей. Когда на протяжении 100 страниц показывается, как команда кротобоя недолюбливает парня (и его правда не за что любить — он ничего полезного не умеет и создает лишь проблемы), а потом, после того как он ушел с кротобоя, постоянно его вспоминают... не, не верю. А когда внезапно вся команда бросается в супер опасную авантюру, чтобы его спасти, так вообще хочется пробить ладонью лицо. И этим сюжет, к сожалению, полон.
Стиль повествования меня тоже расстроил. Автор напрямую обращается к читателю и частенько по-тупому каламбурит (хотя возможно тут к переводчику вопросы), постоянно выдумывает неуклюжие железнодорожные метафоры по отношению к обычной жизни... и все это... ну как-то нелепо, что ли? Я понимаю, когда Пушкин разоряется "и ты, верный мой читатель!", но когда это делает современный автор, получается как-то неуклюже.
Впрочем, постепенное открывание особенностей мира все это сглаживает. По факту, для меня сюжет нужен был только для того, чтобы вести мой взгляд по миру. Я узнавал что-то новое и испытывал восторг, когда разгадывал очередную задумку автора — причем все они довольно остроумные. А за линиями героев следил только постольку-поскольку. Так что для любителей наслаждаться необычной вселенной автора это книга вполне подходит.

32. Пико Айер "Искусство покоя"
Такая маленькая книжка, а такой громоздкий сабтайтл: "Захватывающие приключения в полной неподвижности". Название довольно претенциозное, но по факту книга не про захватывающие приключения, а, скорее, про умение уходить в себя и находить там все что нужно.
Эта книга издана под брендом TED — а я люблю лекции TED — и по формату она именно такая, тэдичная. То есть она не про то, как обрести покой и гармонию и не про то, как обрести счастье — все книги, которые это обещают после прочтения нагло врут, имхо. Нет, она скорее вдохновляет (ибо это и есть миссия людей под эгидой этих трех красных букв — вдохновлять) на то, чтобы начать работу над собой, освоить практики медитации и успокоения. Причем автор стремится избегать слово медитация. Он подчеркнуто говорит про неделание. Понятно, что под медитацией люди стереотипно представляют индуса в позе лотоса, который сидит вот так часами.
На деле же медитация, как неделание — это способ остаться наедине с самим собой, полностью отключившись от внешнего мира. Для этого необязательно сидеть в позе лотоса — автор рассказывает о девушке, которая в течение восьмичасового перелета смотрела в одну точку перед собой, улыбалась и вообще не делала ничего. Надо ли говорить, что 99% пассажиров переносят такие перелеты совсем по-другому — читают, тычат в смартфон, нетерпеливо ерзают, пытаются спать, мучают стюардесс странными просьбами и ходят в туалет не потому что хочется, а потому что скучно и надо ноги размять. В общем, самолет — хорошая иллюстрация того, что люди вообще не умеют оставаться наедине с собой и чувствовать себя комфортно. Даже самые замшелые интроверты среди нас все равно остаются существами социальными и постоянно пытаются заниматься главным для выживания современного человека делом — сбором информации. Остановиться очень трудно. Я проверял это на себе. Пятнадцать минут неподвижности (в позе лотоса, конечно, я же не какой-то там!) дались мне очень сложно — биение моего собственного сердца меня пугает, а мысли скачут так беспорядочно, что кажется хоть сейчас можно объявить себя Наполеоном, запрыгнуть на радугу и радостно пуская пузыри уплыть в закат.
По факту человек может медитировать где угодно и как угодно. Я иногда задавался вопросом, почему все лучшие идеи приходят перед сном или в душе. Про перед сном я думал: "Ну я же сова, у меня просто активность сейчас!", а про душ все скатывалось в шутеечку, что лучшие идеи всегда приходят в туалете. После прочтения у меня возникло другое объяснение — по сути только в душе и перед сном мы остаемся один на один с собой (без девайсов, книг, интернетов, музыки и других людей), по-настоящему, и достаточно надолго, чтобы мозг перешел из режима потребления информации, в создание собственных образов и идей.
Автор называет место, куда человек погружается в процессе неделания — Нигде (Nowhere). Наверное, потому что по профессии он тревэл-журналист и обколесил пол-мира. Мне кажется, можно также называть это Чертогами Разума, на манер бенедиктовского Шерлока или еще как-нибудь, но по сути, это не Нигде или что-то вроде, а — ты. Корка поверхностных мыслей и желаний, страх и тревог, депресяв и грустняшек открывается и можно увидеть чистого себя. Во всяком случае, я так думаю.
По-моему, мне не помешает последовать совету и слегка притормозить и посмотреть на себя.

33. Арт Шпигельман "Маус"
Маус — это воспоминания отца о Холокосте, которые сын решил выполнить в форме комикса. К слову, единственный в своем роде графический роман, который получил Пулитцеровскую премию. Книга, которая вдруг показывает тебе, что комиксы тоже могут быть серьезной литературой о серьезных вещах.
Сначала меня очень смутило огромное, полновесное присутствие автора в произведении. Я такого обычно не люблю. Но во время чтения я понял, что меня это цепляет. Арт очень умело вплел себя в ткань собственного повествования, зацепил меня тем крючком, который я обычно бесконечно отвергаю — вылил на меня личную историю. Настолько личную, что читать иногда было даже как-то неловко, как будто я подглядываю за жизнью другого человека.
Отличительной чертой комикса является то, что каждый народ представлен каким-то животным. Евреи — мыши, немцы, понятное дело, кошки, поляки — свиньи, американцы — собаки и т. д.
Книга поднимает множество вопросов и Холокост — только самый очевидный и поверхностный слой. Мы и так знаем, что "нацизм — это плохо" и лишнее напоминание о его ужасах не дадут никакого нового понимания. Я бы даже осмелился сказать, что этот роман НЕ о Холокосте, а совсем о других вещах. О них и поговорим.
1. Отношения отца с сыном. Создается впечатление, что данный комикс — попытка автора разобраться в своих личных отношениях. Герой романа Владек Шпигельман, как ни иронично, самый настоящий "типичный еврей", а потому сын его с трудом может терпеть. Он хранит чайные пакетики с завтрака, чтобы повторно заварить их в обед. Он возвращает недоеденные продукты в супермаркет (конечно, со скандалом), пытаясь вернуть за них деньги. И так далее. Не говоря уже о том, что в молодости Владек был сама предприимчивость, благодаря чему, во многом, и выжил. Такой образ легко представить в голове и легко представить, как рядом с таким человеком нелегко. Но при этом по комиксу заметно, что и сам сын тот еще подарочек, и автор это признает.
2. Вставной комикс о самоубийстве матери автора — очень сильный и, во многом, куда страшнее самого Холокоста.
3. О современном расизме. Самая сильная и центральная сцена всего комикса, на мой взгляд, это отнюдь не Освенцим — а момент, когда Арт с женой и отцом едут домой на машине и берут попутчика-негра. Что вызывает вспышку гнева у Владека. У человека, который, на минуточку, на своей шкуре знает, что такое геноцид. Когда попутчик вышел, он взорвался тирадой, что негры всегда воруют и ему пришлось следит за пакетами, чтобы тот ничего не украл. На резонное замечание, что "вы относитесь к неграм, так же как немцы к евреям" он ответил "не сравнивай еврея и негра".
Это проявлялось еще в нескольких сценах. Когда Владек с другими евреями в конце войны проезжали разрушенный почти до основания Нюрнберг кто-то из них сказал: "И хорошо, пусть немцы почувствуют то, что чувствовали евреи".
Я и сам не раз замечал существующий у евреев бытовой национализм. Ничего серьезного, конечно, но это наводит на определенные мысли — если даже люди среди народа, сильнее всех пострадавшего от нацизма, полны националистических мыслей, то что говорить об остальных? По-моему, главная тема комикса именно в этом. Мы не замечаем расистских ростков в самих себе и в окружающих. Можно сколько угодно вопить о великой победе, но нацизм/фашизм, к огромному сожалению, жив. И он ближе чем кажется.
На этом фоне смешно читать новости о том, что этот комикс пытались не допустить к продаже из-за свастики на обложке. В этом-то и проблема. При слове "фашизм" у всех в голове свастика и Гитлер, но спроси людей на улице и единицы скажут, что это такое на самом деле.

34. Джулиан Баджини "Свинья, которая хотела, чтобы ее съели. Занимательные философские загадки"
Книга — сборник различных логических и философских дилемм и экспериментов. Как простые и известные, типа теории вагонетки, так и более неоднозначные — о черном ящике человеческого сознания, в том числе мой любимый: "Откуда мне знать, что ваш желтый такой же, как и мой желтый?"
Многие из них я добавил в закладки — некоторые, чтобы потом заюзать, другие просто в силу их клевости и остроумия. К слову, многим эта книга может показаться сборником словоблудия, как и философия в принципе. Но если вы любите логику так же, как люблю ее я, то это книга для вас.

2016 #1 2015 (17) 2014 (31) 2013 (32) 2012 (28)
запись создана: 12.09.2016 в 22:44

@темы: записки буквофила

URL
Комментарии
2016-09-13 в 07:09 

Орин Скривелло [DELETED user] [DELETED user]
по его задумке на плотах в Полинезию попали не индейцы, а их "белые предки"
славяне

сок, выходящий из сырой рыбы, хоть это и противно
И чревато паразитами, ай гесс

2016-12-15 в 07:04 

Meat Girl [DELETED user]
Похоже, мне надо ознакомиться с этой книгой или чем угодно этой направленности. Сегодня меня буквально вывернуло мыслями - к трещащей от погодных перепадов голове присовокупилась жуткая мешанина тухлых муслей, каких-то тухлых мучительных песен, мозг сам начал создавать ботов и обсуждать разные темы, не знаю, как это описать, но это ад.

   

Есть повод для порции бреда

главная